Премия Рунета-2020
Оренбург
+25°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 января 2024 12:45

«Все, погнали, родная»: жена погибшего оренбургского летчика Игоря Саблинского рассказала о супруге и страшных снах перед последним полетом

Жена погибшего оренбургского летчика Игоря Саблинского рассказала о тревожных предчувствиях накануне трагедии
Близкие говорили, что Игорь и Юлия даже похожи между собой. Фото предоставлено КП из семейного архива

Близкие говорили, что Игорь и Юлия даже похожи между собой. Фото предоставлено КП из семейного архива

- Все, погнали, родная!

- С Богом!

Такие сообщения оренбургский пилот Игорь Саблинский и его супруга Юлия Шукшина отправляли друг другу перед каждым полетом. Такая у них была традиция.

- Я знала примерное время, через которое он должен приземлиться и ждала, что напишет, как долетел. Так было всегда. Если задержится на 10-15 минут, то, значит, доруливают на стоянку. Но это было самое длинное ожидание.

В семье растет взрослый сын.Фото предоставлено КП из семейного архива

В семье растет взрослый сын.Фото предоставлено КП из семейного архива

Утром 24 января Игорь сказал супруге, что отправится перевозить украинских военнопленных в Белгород.

- Тут рядом с Чкаловского, максимум полтора часа, - спокойно сказал он.

Юля записала для него короткое видео с работы, улыбнулась на прощание и услышала в ответ: «ты у меня самая красивая, самая нежная!».

Она признается, что, когда Игорь не вышел на связь через полтора часа, сердце ушло в пятки. Никогда раньше не было такой тревоги.

- Они ведь не в первый раз перевозили пленных, - рассказала Юлия. – Уже в пятый точно, с начала СВО. Да, задача была серьезная. Но они ее уже не раз выполняли, что могло пойти не так? Больше того, они еще 22 января собирались домой. Но потом задержались из-за этого нового задания…

Игорь всегда говорил, что любил небо, а небо любило его. Фото предоставлено КП из семейного архива

Игорь всегда говорил, что любил небо, а небо любило его. Фото предоставлено КП из семейного архива

Юля сначала писала Игорю: «Дорогой, ты где? Ау! Я сейчас твоим друзьям начну писать, а ты будешь ругаться». Игорь действительно не одобрял, если Юля тревожилась и звонила его сослуживцам. Но и тут тишина.

- Я наверное десятки смс отправила ему, - с болью говорит Юля. – А потом мама моя позвонила: «Дочь, в Белгородской области самолет упал. ИЛ-76. Я сейчас в новостях увидела», и плачет. И я за ней. Сразу поняла, что это его самолет.

Дозвониться хоть до кого-то, кто связан со службой Игоря, долго не получалось. Потом один из друзей ответил:

- Да, самолет его. Ошибки быть не может… Один развернули, они живы. Наши все погибли.

Земля ушла из-под ног...

- Вот все спрашивают, каким он был? А я, честно, даже не могу момент вспомнить, чтобы мы поругались. Чтобы он слово плохое сказал или дверью хлопнул и ушел… Я имя-то свое забыла с ним - только «родная, любимая»… Я была за ним, как за каменной стеной. Из машины дверь не давал открыть, сам всегда подходил и помогал выйти. В магазин всегда со мной. Если он приходил со смены раньше меня, спокойно вставал за плиту и готовил ужин. По дому помогал во всем. После ужина мы обычно гуляли, разговаривали обо всем на свете.

Семья очень много значила для летчика. Фото предоставлено КП из семейного архива

Семья очень много значила для летчика. Фото предоставлено КП из семейного архива

Супруга вспоминает, что муж жить не мог без неба. Он пошел учиться на летчика сразу после школы. Службе отдал больше 30 лет. Всегда повторял «я люблю небо, а небо любит меня».

- Знаете, он пробовал в других сферах себя, но всегда говорил, что летать – единственное, что действительно нравится и чем он хочет заниматься. Пошел по стопам отца, который тоже был летчиком, - рассказывает супруга.

Ему было важно продолжить дело папы. Возможно, потому что родителей рано не стало.

- Ему было 20, когда умерли родители, - говорит Юлия. – Они остались вчетвером – его близняшка, младшие сестренка и брат. Совсем маленькие еще были. Игорь заменил им маму с папой. Поэтому он с детства привык заботиться о других, был очень ответственным, чутким.

Юлия признается, что часто думает, мог ли он спастись в момент крушения, но сама себе отвечает: «нет, самолет он бы не бросил ни за что, и людей бы не подвел».

В ночь перед трагедией она видела страшный сон.

- Просыпаюсь от того, будто кто-то сильно стучит в дверь, - рассказывает женщина. – И не понимаю про себя, почему дверь у нас железная, а стук как будто в деревянную. И так внутри все сжалось, будто кто-то что-то страшное сказать хочет, а я не хочу слушать.

Накануне она видела еще более страшный сон и тревога не покидала ее с того момента. Юлия словно предчувствовала, что с этого полета Игорь не вернется.

- Я не знаю, как теперь жить… - еле-еле произносит слова она, пытаясь сдержать слезы.

Пока родные ждут новостей от командования, где, когда пройдет прощание, как все будет организовано.

Сегодня на месте крушения ИЛ-76, сбитого украинской ракетой в Белгородской области, работают оперативные службы. Собирают останки, делают генетические экспертизы, расшифровывают черные ящики.

Но для жен, детей и матерей погибших оренбургских пилотов сообщение на всю жизнь останется лишь одно: «Все, родная, погнали»!

К ЧИТАТЕЛЮ:

Делитесь новостями, сообщайте о проблеме по номеру WhatsApp: +79873484462